Три языка, Афган и «круги ада»: как живет в Москве обычный трудовой мигрант

migrantnews.info

Когда в обществе заводят разговор о трудовых мигрантах, у многих перед глазами всплывает образ мужичка в грязной, чуть ли не засаленной униформе, который кладет асфальт, штукатурит где-то на стройке либо метет соседний двор. Обязательно в представлении большинства такой человек плохо изъясняется по-русски и малообразован. Но зачастую речь идет всего лишь о стереотипах. “Вечерняя Москва” пишет о таджике Мирзоали, который уже много лет находится на заработках в России.

Не стоит забывать, что история миграции в РФ гостей из среднеазиатских стран насчитывает десятки лет. Поэтому многие из них сегодня относятся к России, как к своей родине: любят, ценят ее и благодарят за рабочие места и теплый прием. Но как на самом деле живут «русские» мигранты? Все ли их устраивает? И действительно ли негативный стереотипный образ гостей, закрепившийся в обществе, оправдан? Чтобы ответить на эти вопросы, корреспондент «Вечерней Москвы» испытал на себе все тяготы, которые обрушиваются на приезжих.

Можно просто — Дед

Мирзоали — 55 лет. Но, посмотрев на его поведение, кажется, что ему всего 20: статный, бодрый, веселый, озорной и шустрый мужик. Вступая в диалог, предупреждает, что, несмотря на возраст и седину, слегка покрывшую его бороду, фору на длинной дистанции может дать любому юнцу.

Каждое утро ровно в шесть часов его можно увидеть с метлой на улицах Северного Тушина, где он «наводит порядки». Дел, как признается Мирзо, всегда хватает: сначала нужно подмести обочины, а потом очистить бордюр от грязи. Затем необходимо провести обход дворов, чтобы убрать мусор, поправить и отмыть дорожные знаки, которые время от времени подростки любят зарисовывать краской.

— Вот так я каждое утро до обеда убираю несколько улиц, — говорит мой собеседник, соскребая остатки грунта с обочин лопатой. — Люблю во время работы петь, начиная от «Планерной» (станция метро) до улицы Свободы, мету и пою: «Широка страна моя родная» или на таджикском, — смеясь, говорит Мирзоали.

После уборки весь собранный мусор нужно выкинуть / Рафаэль Залян "Вечерняя Москва"
После уборки весь собранный мусор нужно выкинуть ФОТО: Рафаэль Залян “Вечерняя Москва”

Люди, живущие на соседних улицах, знают этого дворника, и все учтиво здороваются. Уже и прозвище за ним закрепилось — Дед.

— Никто даже по имени не помнит, а вот когда спрашивают: «Где Дед?» — все понимают, что речь идет обо мне, — поясняет Мирзоали.

Мужчина признается, что трудиться приходится много, в день поступает по 30 вызовов. За качеством выполненной работы следят специальные люди.

— Бывает, убираешь, а мимо проезжает машина и фотографирует участок, за которым ты закреплен. А таких участков у меня восемь. Если обнаружат на твоей территории хотя бы фантик от конфеты, сразу звонят начальству и сообщают о том, что ты плохо отработал, — говорит он.

А за это, по его словам, и штраф могут впаять.

Переезд в Россию

На заработки в Москву Мирзоали приехал еще в лихие 90-е, когда в родном Вахдате (город-порт, расположенный в 19 километрах от столицы Таджикистана Душанбе — прим. «ВМ») наступили тяжелые времена. В российской столице работал в разных местах: рынки, заводы и промзоны. По признанию нашего героя, судьба его всегда бросала в сложные жизненные ситуации. Повзрослеть пришлось рано, а особенно, когда ты на войне — там совсем не до ребячества.

— В 18 лет меня отправили в Афганистан, где и лишился двух пальцев на левой руке, — указывая на остатки фаланг, говорит собеседник. — Они улетели с пулей, я даже не заметил. Сначала думал, что пчела укусила, а потом смотрю — только три пальца торчат. Но зато жив остался, — расплываясь в улыбке, подметил Мирзо.

Сегодня свое прошлое он вспоминает как старый, добрый фильм, в котором было место и любви, и людским трагедиям, и новой жизни. В будущее дворник смотрит с оптимизмом. В разговоре он часто повторяет, что ему, как праведному мусульманину, грех жаловаться на жизнь.

На досуге любит почитать о политике, поговорить о творчестве Омара Хайяма, а еще Мирзоали гордится знанием языков — афганский, иракский и русский. Своей работой он доволен и искренне не понимает людей, которые считают профессию дворника унизительной. В месяц он зарабатывает от 30 до 40 тысяч рублей. Уверяет, что на хлеб с маслом хватает.

— Все, что я зарабатываю, уходит на оплату налогов, патент и семью, — сказал он.

А семья — это трое сыновей, четверо внуков и жена, которые всегда с большим нетерпением ждут главу семейства. Но авиаперелет домой стоит недешево — 15 тысяч рублей.

—Там, в Вахдате, у меня большой дом, рядом пруд и огромное хозяйство: куры, лошади, гуси.

Мизо Али с сыном Хакимом во время уборки территории / Рафаэль Залян, "Вечерняя Москва"
Мирзоали с сыном Хакимом во время уборки территории / Рафаэль Залян, “Вечерняя Москва”

По семье Али скучает, но чтобы одному на чужбине не было одиноко, он к своему делу привлек 16-летнего сына Хакима, недавно окончившего школу. У парня, приехавшего всего месяц назад в столицу России, грандиозные планы на жизнь в мегаполисе. Ограничиваться лишь уборками дворов он не намерен, поэтому уже рассматривает варианты поступления в архитектурный вуз.

— Хочу заняться строительным бизнесом, а не дворы подметать всю жизнь, — честно признался юноша, пряча лицо при попытках его сфотографировать.

Мизо Али всячески поддерживает стремления сына и утверждает, что в Вахдате он бы уже давно ввязался не в ту компанию и занимался бандитизмом. Сам Хаким с досадой вспоминает школьные годы и кается, что в Таджикистане не хотел учиться, а с уроков русского языка так и вовсе сбегал:

— А теперь понимаю, что зря не учил язык… Просто не думал, что жизнь меня свяжет с Россией.

Парень пообещал, что в ближайшее время пойдет на курсы по улучшению речи и начнет готовиться к поступлению в институт.

Живут отец с сыном в съемной квартире недалеко от МКАД, на работу ездят на велосипедах — каждому дворнику положен, чтобы добираться к участкам. Вместе они отправляются на утреннюю уборку, а закончив ее, встречаются с земляками и коллегами по работе на одной из придомовых территорий.

— Нас в компании семь человек, каждый из ребят из разных регионов Таджикистана и Узбекистана. Кто-то уже 10 лет живет в России, а кто-то приехал месяц назад, — объяснил Мирзо.

Иногда одна бригада приезжает на помощь другой, когда работы особенно много.

— Так и живем. Нам от людей ничего не надо, сами как-то справляемся. Все свои мечты и желания мы обращаем только к Богу, — подчеркнул мужчина.

Завершается рабочий день у трудяг повторным обходом территорий, а потом каждый из них садится на велосипед и едет домой, чтобы выспаться.

Паспорт не дают

Несмотря на позитивный настрой Мирзоали, проблем у приезжих мигрантов в России хватает. И связаны они, прежде всего, с получением официального статуса. Сейчас между Таджикистаном и Российской Федерацией действует безвизовый режим, но необходимо в обязательном порядке регистрироваться по месту пребывания и покупать патент для работы. Вовремя легализоваться в РФ — дело непростое, и виноваты в этом не всегда мигранты, утверждает дворник. Многие из них в поисках заработка тратят последние кровные на билет в Россию и приезжают, что называется, с пустыми карманами, а здесь, чтобы трудоустроиться, нужно платить сразу 5 тысяч рублей за патент.

— Без него никто на работу не возьмет. Бывает так, что человек просто не успевает вовремя зарегистрироваться или оформить разрешение на работу и приходится работать нелегально, — поясняет собеседник.

Сам Мизо уже давно претендует на получение российского гражданства, но ему постоянно отказывают:

— В МВД не дают разъяснений по этому вопросу. И приходится каждые три месяца пересекать границу с Казахстаном, чтобы не депортировали.

Все эти поездки влетают в копеечку, говорит Мирзоали.

Решение есть

По словам правозащитницы Гавхар Джураевой, в своей проблеме Мирзоали не одинок. Многие трудовые мигранты, по ее словам, проходят «круги ада», прежде чем получить паспорт с двуглавым орлом.

— Действительно, стать владельцем российского паспорта иностранцу очень сложно. Порой бывает так, что в документах, которые были поданы на гражданство, допускаются опечатки и процесс получения затягивается, что может длиться годами, — заметила эксперт в беседе с «Вечерней Москвой».

Но сегодня, добавила она, этот вопрос благополучно решается:

— Любой приезжий трудовой мигрант может обратиться в Многофункциональный миграционный центр в Сахарове, где решаются спорные ситуации, связанные с получением гражданства. В этом учреждении ужа давно разработаны все пути решения любой проблемы.

При этом Джураева добавила, что в последние годы все меньше таджиков приезжает в Россию на заработки, их на трудовом поприще активно смещают киргизы. Эксперт также уверяет, что абсолютно все приезжие мигранты, въезжая на территорию страны, пытаются легально трудоустроиться:

— Я не знаю ни одного случая, когда иностранец целенаправленно шел на нелегальную работу. Проблема была в другом: человек официально трудоустраивался, честно выполнял свои обязанности, а работодатель не платил зарплату, и в какой-то период это стало массовым явлением. Впоследствии люди из-за безнадежности и отсутствия денег даже не могли вернуться домой. А чтобы не умереть с голоду, прибегали к противоправным действиям.

Усложняли процесс легализации мигрантов, по словам собеседницы «Вечерней Москвы», и мошеннические конторы, которые оказывали услуги по предоставлению разрешения на трудовую деятельность.

— Они просто обирали людей и зарабатывали миллионы на приезжих, а последние оставались ни с чем, — подчеркнула спикер.

Эксперт рекомендует всем мигрантам, оказавшимся в кризисной ситуации, обращаться в многофункциональный центр в Сахарове, где напрямую можно оформить патент, решить вопрос с получением гражданства и обратиться за бесплатной юридической помощью.

Цифры

Как сообщили «Вечерней Москве» в ГУ МВД России по вопросам миграции в городе Москве, за прошедший год городские власти выдали приезжим 463,7 тысячи трудовых патентов. Около 50 процентов документов получили граждане Республики Узбекистан, треть выдана приезжим из Таджикистана, а шесть процентов трудовых патентов получили украинские граждане. Более того, по три процента трудовых патентов было выдано гражданам Молдавии и Азербайджана.

— За последние пять лет трудовые мигранты получили более двух миллионов патентов на трудовую деятельность в столице России, а в бюджет Москвы за указанный период поступило около 77 миллиардов рублей, — добавили в ведомстве.

Поделиться:

Поделиться в facebook
Поделиться в twitter
Поделиться в linkedin
Поделиться в pinterest
Поделиться в telegram
Поделиться в vk
Поделиться в odnoklassniki

Оставьте комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ

Самое читаемое за неделю